Гламур — это роскошь, блеск, шик, глянец, ночные клубы, подиумы и прочие символы красивой жизни. Грамматика — это правила, буквы, окончания и суффиксы, книжки, ученые, школьная доска.

Вроде бы ничего общего, никаких точек пересечения. Однако оба слова — однокоренные, первое выросло из второго. Невозможно поверить? Сейчас расскажем, как это произошло.

В начале, как говорится, было слово. И слово это было — grammaire. С французского переводится как «грамматика». А заодно точно так же называлась просто толстая умная книга. В Средние века грамотность была уделом очень узкой категории населения — монахов и некоторого слоя аристократии (далеко не всей!).

Для подавляющего большинства людей книги представлялись чем-то сродни чуду — страницы испещрены какими-то закорючками, которые знающие мудрецы легко превращают в слова.

Поэтому слово grammaire приобрело дополнительный оттенок — колдовства, загадочности. Отсюда же происходит слово «гримуар», означающее книгу заклинаний.

Следующий шажок на пути превращения грамматики в гламур произошел уже не во французском, а в английском языке, куда это слово было заимствовано. Новое дыхание ему придал Вальтер Скотт в поэме «Песнь последнего менестреля». Там оно означало некие чары, которые волшебно могут преобразить человека.

Отсюда уже рукой подать до современного значения. В XIX и особенно в XX веке за ним закрепилось значение силы, могущей украсить и изменить облик человека. Но при этом волшебная составляющая утратилась. Сегодня красота, достигаемая при помощи гламура, не имеет никакой связи с магией. Ну разве что совсем чуть-чуть!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.