Для начала давайте сразу определимся. Культовая — это не значит самая лучшая, самая интересная, самая глубокая или самая скандальная. Хотя все эти качества она тоже может иметь, но они не являются обязательными и определяющими. Культовая — это про другое.

Хороших русских книг в свет выходит, вопреки некоторому предубеждению, немало. Есть прекрасные исторические романы, есть отличная фантастика и фэнтези, есть замечательные произведения на стыке жанров. В том числе и те, которые через полвека назовут классикой.

Но культовая книга — не равно классике. И не равно бестселлеру. И не равно обладателю нацпремий. Хотя у произведения, о котором здесь пойдет речь, премии-то как раз имеются — и приз зрительских симпатий в «Большой книге» 2009 года, и победа в одной из номинаций премии «Странник» и еще целая россыпь наград.

Кстати, приз зрительских симпатий — это уже ближе к теме. Тепло, почти горячо!

Культовая книга, если плясать именно от слова «культ», тем и отличается. что перерастает саму себя. Она создает вокруг себя целый миф. Или, если хотите, культ. Ее передают из рук в руки, ее держат под подушкой, ее перечитывают по седьмому разу, причем практически без перерыва. Она обрастает читательскими сообществами. О ней горячо спорят. По ней пишут фанфики. Или продолжения. И — главное — это длится годами, что исключает фактор банальной раскрутки.

«Мастер и Маргарита» — культовая книга. «Унесенные ветром» — культовая книга. «Гарри Поттер» — тоже культовая, как бы кто к нему ни относился. Польский «Ведьмак» — в ту же копилку. А в современной России культовая книга — это «Дом, в котором…»

Этот роман Мариам Петросян вышел в 2009 году в издательстве «Гаятри» и сразу заставил о себе говорить. Он стремительно ворвался в высшие литературные круги, обычно довольно нетерпимые к новичкам, если они работают «не в формате».

А эта книга была именно такая — неформатная. Ощущение, что писательница совершенно не заметила ни одной литературной тенденции девяностых и нулевых годов. Все эти «Букеры» и «Нацбесты» жили своей жизнью, а она — своей, абсолютно перпендикулярной. И создала в итоге новое литературное пространство, существующее по самобытным законам.

Читатель оценил. Читатель вошел в это пространство и стал его изучать, осваиваться там, звать своих друзей и подруг. И через какое-то время вдруг оказалось, что по всей России воцарился негромкий, зачастую даже тайный, но совершенно реальный культ «Дома, в котором…».

Откройте «ВК», наберите в поиске название книги и вы увидите, что там есть целый ряд сообществ, посвященных ей. И в этих сообществах — десятки тысяч подписчиков. На «Фикбуке» у «Дома, в котором…» порядка 4500 фанфиков. Ему посвящают стихи и песни — целыми пачками. По его мотивам рисуют тонны артов разной степени таланта. Сфинкса, Слепого, Лорда, Македонского и Табаки косплеят не хуже, чем героев «Ведьмака».

Настоящий культ!

О чем эта книга, мы здесь рассказывать не будем. Тем более, что трудно представить, как можно такое сложное полотно упихнуть в пару предложений. Вернее можно, но это бессмысленно. Как и практически со всеми культовыми книгами. Вот как вы «Мастера и Маргариту» в две фразы утрамбуете?

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.