Когда французский писатель Проспер Мериме издал свой сборник «Гузла» в 1827 году, успех был необычайный. Сборник представлял собой сказания и песни юго-западных славян, которые автор собрал на Балканах и записал прозой.

Называют этот сборник то «Гузла», то «Гюзла». Он и в литературоведении так называется. Хотя понятно, что это просто французское произношение славянского слова «гусли».

Книга была издана анонимно, и ее посчитали подлинным сборником славянских песен. Адам Мицкевич очень высоко ее оценил, а Пушкин переложил в поэтическую форму 11 баллад из сборника. Эти баллады были изданы под названием «Песни западных славян» — очень известное пушкинское произведение.

Однако свои «славянские песни» Мериме собирал совсем не на Балканах.

История создания сборника

История создания книги довольно запутанна. Сам Мериме признался в предисловии уже ко второму изданию, что попросту придумал весь этот фольклор, причем всего за две недели.

Мериме хотел поехать с другом на Балканы, но вот денег на путешествие не было. Тогда писатель решился на мистификацию. Он написал несколько баллад в «балканском стиле», придумал себе псевдоним, якобы автором был собиратель фольклора, итальянец и сын морлачки. Морлахи – одна из народностей Далмации, сейчас практически исчезнувшая. В книге были примечания к тексту и портрет «автора».

Кроме выдуманных «песен», в сборнике оказалась одна подлинная, это «Хасанагиница», народная балканская баллада. В ней рассказывается о мусульманской семье Далмации, тогда эта часть Балкан была под турецким владычеством.

Раненый на поле боя Хасан-ага Арапович требует, чтобы к нему приехала его жена, Фатима, но та отказывается. Тогда Хасан-ага посылает ей документы развод. Брат уговаривает Фатиму снова выйти замуж, но она очень тоскует по своим детям (а вернуться к ним после развода не может). Вскоре ее все-таки уговорили выйти замуж. Но дети узнают Фатиму в свадебном кортеже и зовут. Фатима останавливается, чтобы попрощаться с детьми и умирает от горя.

Баллада, видимо, основана на каких-то реальных событиях. До сих пор существуют и руины башни Хасана, и место погребения Хасанагиницы, существовала и богатая семья Араповичей.

В конце XVIII века балладу записал итальянский этнограф Альберто Фортис и назвал морлахской балладой. Мериме перевел произведение на французский. Видимо, именно из этой баллады и «растут ноги» всего балканского сборника. Вот тут и автор-итальянец, морлахи, гусли и прочий колорит. Кстати, Фортис, описывая культуру и быт морлахов, упомянул, что их народный инструмент – гусли.

Стилизация была настолько удачной, что многие поверили в подлинность баллад, Пушкин в том числе. Но Мериме и не особо скрывал свое авторство. Первыми о мистификации догадались Гюго и Гёте. Но информация разошлась не слишком широко, и Пушкин успел сделать свой перевод, прежде чем до него дошли слухи об авторстве Мериме. Хотя есть мнение, что Пушкин знал о мистификации и поддержал ее.

Кстати, исследователи творчества Мериме сильно сомневаются, что он сел и написал все баллады за пару недель. Похоже, это тоже мистификация. Указывается, что это, скорее всего, весь сборник — плод длительного и кропотливого труда.

Елена Жаворонкова, специально для сайта «Литинтерес»

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.