Может ли плохая книга быть культовой? Должна ли культовая книга иметь глубокий смысл? Может ли быть культовой книга, которая прямо сейчас не стоит у вас на полке? Или которой, например, нет в продаже в книжных магазинах?

Мы тут недавно написали статью, где выдвинули смелый тезис о том, что в России за последние 15 лет появилась только одна по-настоящему культовая книга — «Дом, в котором…» Мариам Петросян. Пересказывать эту статью и доказывать по новой одно и то же мы не будем. Ее достаточно просто найти, нужно лишь пролистать вниз публикации нашего канала, далеко она еще не ушла.

Но вот о самом понятии культовая книга, пожалуй, стоит поговорить. Ибо в комментариях нам стали пенять на то, что, мол, далеко не каждый встречный про эту книгу слышал. Или выражать сомнения насчет ее художественных достоинств. А то и приводить в качестве контрпримера другие книги. В частности, прозвучала Ольга Славникова с ее романами «Стрекоза, увеличенная до размеров собаки» и «Прыжок в длину».

Что ж, Славникова, бесспорно, вполне известная современная писательница. И обе названные книги на слуху пусть не у массового читателя, но у достаточно широкой когорты книголюбов. Можно было бы пуститься в литературоведческий анализ и разобрать достоинства и недостатки обоих творений, но…

Но это не имеет смысла.

Дело в том, что к вопросу культовости содержание книги вообще никакого отношения не имеет. Ее язык, ее композиция, глубина героев, проблематика и все остальные составляющие не могут служить аргументов в пользу того, что та или иная книга является культовой.

Потому что культовый статус определяет не то, что происходит внутри книги, а то, что происходит вокруг нее. Именно и исключительно вокруг.

Для того, чтобы книга стала культовой, вокруг нее должен сложиться круг фанатов, которые расширяют ее вселенную. Которые создают свои сообщества, посвященные ей. Которые занимаются своим творчеством со многочисленными отсылками к этой книге. Которые дают своим друзьям и знакомым ее почитать, а потом заговорщицки подмигивают им.

В общем, вокруг книги должен создаться культ. Все просто. Нет культа, значит не культовая.

И неважно, хорошая она при этом или плохая. Вокруг плохой (ну ладно, пусть средненькой) книги вполне может создаться очень даже могучий культ.

В качестве доказательства можем привести «Алхимика» Паоло Коэльо, от которого все литературоведы просто кривятся, как будто их заставили съесть одним махом килограмм лимонов. Тем не менее, книга абсолютно точно культовая. Да, это простенькая поделка с минимумом литературных достоинства. Но ведь культовая же!

Или взять наше «Метро 2033» Дмитрия Глуховского. Отличная идея с ужасной реализацией, но вряд ли у кого-то повернется язык сказать, что книга не смогла стать культовой. Еще как смогла!

Значит ли это, что только таксебешная книга может стать культовой? Отнюдь. Потому что культовыми были «Мастер и Маргарита», «Властелин колец», «Унесенные ветром», «Над пропастью во ржи», «Над кукушкиным гнездом», «Москва — Петушки» и еще немалое количество всем вам известных произведений.

Все они стали культовыми, потому что нашли отражение в обществе, были подняты на щит той или иной категорий читателей, породили настоящую волну, а иногда даже цунами. Или хотя бы пустили рябь по водоему — уже неплохо. В любом случае они стали чем-то большим, чем сама книга.

Вот такие у нас мысли насчет того, что такое культовое произведение. А вы согласны? Или у вас другое понимание? Напишите в комментариях!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.