Начало двадцатого века литературный мир Европы встретил бурным обсуждением предстоящего большого события. Согласно завещанию Альфреда Нобеля, было необходимо выбрать наиболее значительного и наиболее идеалистичного писателя или поэта, которому и будет вручена гигантская премия. Упоминание об идеализме было принципиальном, поскольку сам Нобель на этом и настаивал.

Этот пункт, кстати, стал непреодолимым препятствием для Эмиля Золя, который был на тот момент одним из крупнейших писателей Европы. Выше него котировался тогда разве что сам Лев Толстой, но Толстой категорически запретил выдвигать себя на Нобелевку. А вот Золя выдвинули. Но при обсуждении его кандидатуры академики сошлись на том, что романы Золя не отвечают принципу идеализма.

Вообще, споров относительно того, кто станет первым в истории обладателем новой премии было много. И выбор академиков оказался для многих неожиданным. Потом часто говорили и писали, что просто выбрали самую нейтральную фигуру, чтобы никому из ведущих авторов не было обидно. Компромиссное решение.

Первым лауреатом стал 62-летний французский поэт Рене Франсуа Арман Прюдом, более известный как Сюлли Прюдом.

В поэзию он вошел в 1865 году, став одним из участников движения парнасцев. Школа парнасцев была очень известна и хорошо разработана. Наиболее яркими ее представителями, которые до сих пор на слуху, были Теофиль Готье, Леконт де Лиль, Жозе Мария де Эредиа, Вилье де Лиль-Адан, Теодор де Банвиль. Но из всех перечисленных до двадцатого века дожил только Эредиа.

В принципе, идея присудить первую Нобелевскую премию по литературе кому-то из парнасцев была вполне понятной и даже здравой. Эта поэтическая школа оказала огромное влияние и на французскую литературу и на литературу соседних стран. В России акмеисты во главе с Гумилевым, смело называли парнасцев в числе своих предшественников, поднимая на щит имена Теофиля Готье и Леконта де Лиля.

Не вина шведских академиков, что до премии не дожили самые яркие представители «Современного Парнаса». Пришлось выбирать из фигур, чуть менее заметных. И на тот момент, например, еще не было настолько очевидно, что Эредиа останется в памяти на куда более долгий срок, чем Сюлли Прюдом.

Так что можно сказать, что Сюлли Прюдом получил свою премию за всех парнасцев сразу. Да и стихи у него и впрямь были вполне идеалистичные, критерию Нобеля он вполне соответствовал.

К сожалению, сразу после объявления его имени как первого обладателя Нобелевской премии по литературы, на Сюлли Прюдома обрушились волны раздражения, негатива и чуть ли не откровенной ненависти. Дело было не в нем, разумеется. Дело было в тех фигурах, которые обошли вниманием. Видные шведские литераторы, например, сразу составили негодующее письмо с требованием присудить премию Толстому.

А закончить эту статью мы хотим стихотворением первого нобелевского лауреата по литературе. Просто для того, чтобы вы сами могли составить представление о его творчестве:

Будь я Творцом, — исчезли б смерть и муки,
Сияла б Радость ласковым лицом.
Не стало б слез, и не было б разлуки,
Будь я Творцом.

Будь я Творцом, — на яблони бесплодной
Душистый цвет рассыпался б венцом!
И стал бы труд игрою сил свободной,
Будь я Творцом.

Будь я Творцом, была б еще безбрежней,
Светлей лазурь, — любви моей дворцом…
И лишь тебя оставил бы я прежней,
Будь я Творцом!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.