Писать хорошие стихи на сложные геополитические темы в России девятнадцатого века умел не только Пушкин. В этом плане ему явно наследовал Тютчев — прекрасный поэт, философ и чиновник в одном лице. Причем чиновник высшего уровня, дослужившийся до чина тайного советника. Это третья позиция в Табели о рангах, соответствующая вице-адмиралу и генерал-лейтенанту.

Тютчев не мыслил себя вне политики. Он пишет массу публицистических работ, посвященных взаимоотношениям России и Европы. Причем выступает с максимально славянофильских позиций. Судьбу России он видит в объединении всех славянских народов и государств.

Объединение это, подчеркивает он, не по нраву западноевропейским государствам. И для того, чтобы ему противостоять, они пойдут даже на союз с мусульманской Турцией.

На политическую тематику он пишет не только статьи, но и стихи. В 1870 году, например, появляется на свет небольшое стихотворение «Два единства» со следующей концовкой:

«Единство,- возвестил оракул наших дней,
— Быть может спаяно железом лишь и кровью…»
Но мы попробуем спаять его любовью,-
А там увидим, что прочней…

Перед нами возражение Тютчева прусскому канцлеру Отто фон Бисмарку, который сколачивает разрозненные германские государства в единую империю, действуя при этом «железом и кровью» («Blut und Eisen»). Это реальная фраза Бисмарка, сказанная им в 1862 году.

Отто фон Бисмарк

Спустя семь лет после этого стихотворения началась русско-турецкая война 1877-1878 гг. Россия воевала с Турцией за свободу Болгарии. Помимо самой армии на Балканы устремились тысячи русских добровольцев — помогать болгарам скинуть турецкое ярмо.

Что ж, по итогам этой войны болгары действительно получили свободу и создали свое национальное государство. Нужно ли рассказывать о том, что случилось с болгарами и Болгарией дальше? Ее тут же возглавила немецкая династия Баттенбергов, а в обеих мировых войнах страна выступила союзницей Германии.

Да и с остальными западными и южными славянами у России особой дружбы не получилось. За исключением разве что сербов. А все попытки их объединить закончились по итогам двадцатого века полным провалом и большой кровью. И в то же самое время расколотая Германия, наоборот, при первой же возможности вновь собралась в единое государство.

Как ни грустно признавать, но в заочном споре Бисмарка с Тютчевым прав оказался именно Бисмарк. То единство, которое организовал «железный канцлер», действительно оказалось более прочным и долговечным. Печально это все.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.