admin

Владислав Крапивин – известный детский писатель, журналист, поэт и сценарист. Писать Крапивин начал рано. Его первый рассказ опубликовали, когда автору исполнилось всего 22 года.

Но Владислав Петрович был не только писателем, но и педагогом. Он претворял свои педагогические идеи в жизнь, создав детский отряд “Каравелла”. В этом отряде Крапивин работал практически ежедневно в течение многих лет.

Он писал о детях и для детей, затрагивая именно те темы, которые наиболее важны для этой аудитории. Писатель считал своим долгом помочь маленьким читателям разобраться в своих проблемах, научить правильно строить взаимоотношения со сверстниками и с родителями. Крапивинские произведения – литература не поучающая, а воспитывающая.

Книги писателя и его практическая деятельность вдохновила многих последователей на литературное творчество. И среди наиболее известных – современный писатель-фантаст Сергей Лукьяненко. Он сам признавал, что зачитывался книгами Крапивина и во многом вдохновлялся ими, даже писать начал под его влиянием. И даже больше, чем вдохновлялся: “Книги Крапивина мне много раз помогали жить. И когда мне плохо, я достаю с полки “Голубятню на Желтой поляне”.

И, тем не менее, в некоторых вопросах с именитым писателем Лукьяненко существенно расходится. Расходится настолько, что некоторые критики даже заговорили о конфликте двух писателей.

Конфликта, как такового, конечно, не было. Сам Лукьяненко еще в давней своей статье 1994 года, когда он был совсем молодым и начинающим автором, подробно рассказал, какие его произведения можно назвать “крапивинскими” по духу, а какие – совсем наоборот.

“Пристань желтых кораблей” по признанию Лукьяненко, не просто вдохновлялась творчеством Крапивина, но и является практически подражанием.

Повесть “Рыцари сорока островов”, которая прославила Лукьяненко, была задумана как пародия на книги Крапивина. В процессе написания она уже перестала быть пародией и превратилась, скорее, в нечто противоположное по стилю и духу.

У Крапивина в центре повествования всегда определенный выбор для героев между честью и подлостью, храбростью и трусостью. Автор верит в то, что настоящая дружба всегда побеждает, зло бывает наказано, а подростки, хоть и бывают недобрыми, до откровенного зла не опускаются. В “Рыцарях” же именно подростки убивают друг друга, жестко, жестоко, по-взрослому. Это в корне противоречит педагогическим идеям Крапивина. Но сам Лукьяненко считал, что в подобных условиях подростки будут вести себя именно так.

В повести “Царь, царевич, король, королевич” Лукьяненко сатирически пародирует идею Крапивина о том, что детство так уж сверхценно. Но это уже взгляд самого Лукьяненко, прав он или нет – решать читателям.

Свою книгу “Мальчик и тьма” Лукьяненко тоже называет “крапивинской” по духу. Хотя и она во многом жестче, чем книги Крапивина, ранние, по крайней мере. Но Крапивин начинал писать еще в 60-е, а Лукьяненко в конце 80-х, сменились эпохи и во многом идеалы …

В книгах Крапивина всегда присутствует идеальный герой, обладающий всеми самыми лучшими человеческими качествами. Такими “крапивинскими мальчиками” хотели бы быть многие, если не все дети. Идеал, к которому хочется стремиться.

“Лукьяненковских мальчиков” в литературе, пожалуй, и нет. Далеко не все герои этого автора положительные, да и многие положительные при ближайшем рассмотрении – не особо-то и положительные. Конечно, в реальной жизни идеалов мало, если вообще есть, но вот хотелось бы иметь образец для подражания хотя бы в литературе. Крапивин такой образец дал. Лукьяненко – нет.

Елена Жаворонкова, специально для сайта “Литинтерес”

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.