Ну что ж, в предыдущей статье мы разобрали тот закон о госязыке, в который на днях внесли поправки и который громко назвали законом о запрете иностранных слов.

Вкратце скажем, что особо на него рассчитывать не нужно, вопреки громким заголовкам. Он и так уже восемь лет “борется” с засильем англицизмов, а результатов этой борьбы днем с огнем не видно. И внесенные поправки ситуацию вряд ли изменят, поскольку они чисто косметические. Если только следом не примут подзаконные акты о механизмах контроля – вот тогда будет совсем другая история.

А как бы мог выглядеть правильный закон о защите русского языка? Что бы могло сработать?

Для начала сразу оговоримся. Русский язык за многие века своего существования впитал в себя огромные пласты заимствований. Многие слова, которые сейчас кажутся нам абсолютно родными, на самом деле пришли когда-то из других языков. И бороться с ними совершенно не нужно. Зачем выкидывать из нашей речи огурцы и редис, фонари и лампы, тетради и школы?

Другое дело – современный поток англицизмов (о заимствованиях из других языков можно даже не упоминать, они сейчас пренебрежимо малы). Этот поток происходит в принципиально новой ситуации всепроникающего влияния телевидения, интернета и рекламы. И влияние его на язык оказывается гораздо более мощным и гораздо более разрушительным.

Так что повод принимать меры предосторожности действительно есть. Тем более, что во многих государствах такие меры уже давно приняты и прекрасно работают.

Один маленький пример. Знаете, как будет компьютер по-чешски? Почитач (počítač). А по-хорватски – рачунало (računalo). А по-французски – ординатёр (ordinateur). А по-армянски – хамакаргич (համակարգիչ). И еще в куче языков он имеет свое название.

Как мог бы выглядеть правильный закон о защите русского языка? Наш вариант

Ничто не мешало в свое время придумать подходящее слово для него и в русском языке. Придумали ведь у нас слово “вертолет” вместо “геликоптера”, слово “холодильник” вместо “фриджа”, слово “небоскреб” вместо “скайскрэпера”.

Так вот. В законе о защите языка можно было бы прописать следующую процедуру. Собрать комиссию лингвистов, журналистов и писателей и поставить для них задачу – отслеживать новые термины, получающие распространение в англоязычном мире и просачивающиеся в нашу лексику из новостных сводок. После чего придумывать им красивые русские аналоги.

А что дальше? Вводить запрет на использование иностранных слов для всего населения? Ни в коем случае! Никаких запретов для населения вообще быть не должно. Просто придуманные комиссией отечественные аналоги должны передаваться в масс-медиа с условием обязательного их использования.

Собственно на этом задача решена. Если они будут звучать во всех газетах, на новостных сайтах, на радио и на телевидении, то язык очень быстро их усвоит. Мы не зря живем в информационном обществе. Четвертая власть оказывает на язык колоссальное влияние.

А вы как думаете? Какие меры были бы полезны?

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.