Этим интересным выражением мы обязаны выдающемуся французскому романисту Оноре де Бальзаку. Именно он случайно ввел в употребление этот термин, описывая женщин в возрасте «за тридцать».

Можно отметить, что Бальзак совершил революцию в умах своих современников. Ведь это сейчас тридцатилетние считаются почти юными девушками, а сорокалетние – молодыми дамами. Совсем еще недавно, по историческим меркам, к возрасту, особенно женскому, относились по-иному.

Дамы бальзаковского возраста и литература

Нужно сразу сказать, что раньше героинями романов были молодые девушки, лет 16-18, обычно незамужние, на этом и строилась вся интрига. Романы заканчивались свадьбами, а что будет после свадьбы – да уже как-то и неинтересно.

Замужние дамы под тридцать и за тридцать лет в те времена считались уже немолодыми, если не вообще старухами. А что может быть интересного в жизни старух?

Оноре де Бальзак переломил эту литературную и даже общественную тенденцию. Он показал, что и в жизни женщин 30-40 лет может быть много интересного, что они еще не умерли для общества.

Бальзак прославился, в частности, серий романов и повестей под названием «Человеческая комедия». Одним из произведений была «Тридцатилетняя женщина». Роман состоит из шести новелл, которые печатались с 1830 по 1842 годы. В 1832 году вышла третья новелла под названием «В тридцать лет».

Считается, что прототипом героини романа была дама, в которую Бальзак был влюблен в юности. Причем даме было около 45 лет, а Бальзаку – 23.

Мнения критиков разделились, слишком уж «революционным» был взгляд на не очень молодую даму как на романтичную героиню романа. Одни критики посчитали, что дамы бальзаковского возраста вытеснили из литературы привычных молодых героинь 15-18 лет. Другие высказывались весьма негативно.

Например, русский критик Владимир Соллогуб в статье для журнала «Отечественные записки» очень едко выразился насчет сорокалетней героини:

«Дайте Бальзаку сорокалетнюю женщину, бледную, желтую, хилую, болезненную, пусть даже она будет с горбом или хромает, — ничего! она вмиг явится очаровательным созданием: романист-парадоксист оденет ее с изящным вкусом… вы ослеплены, очарованы, пред вами не женщина зрелого возраста, желтая и безобразная, — перед вами ангел, волшебница, сама Венера».

Желтая и безобразная… женщина под сорок или слегка за сорок… Сейчас говорить такое просто смешно. Но в 19 и в начале 20 тридцати- и сорокалетние дамы молодыми не считались, а в 50 вполне себе старухи.

Само выражение вошло в употребление не сразу после выхода в свет произведений Бальзака. Это случилось ближе к концу XIX века, когда писатели начали использовать его в ироническом смысле. Впрочем, оно и сейчас воспринимается достаточно иронично. Часто его употребляют тогда, когда хотят подчеркнуть, что дама не столь уже юна, но пытается выглядеть и вести себя как молоденькая девушка. Иногда такие попытки действительно бывают смешны.

Теперь же под бальзаковским возрастом нередко понимают возраст за 40 и даже за 50.

Елена Жаворонкова, специально для сайта «Литинтерес»

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.