Мы специально в заголовке не стали давать однозначно резкой оценки той записи, которую русский поэт оставил, узнав о том, что случилось с великолепным океанским лайнером «Титаник» в ночь с 14 на 15 апреля 1912 года.

Хотим здесь просто рассказать вам о самом факте и дать пояснения: почему Блок выразился именно так. А вы в комментариях напишите свои эмоции по этому поводу, если захотите.

Итак в водах Северной Атлантики самой крупное в мире на тот момент судно, которое должно было стать символом человеческого величия и могущества, сталкивается с громадным айсбергом во время первого же своего рейса.

В борту пробоины, на палубы хлещет вода, люди в панике спускают шлюпки. Кто-то пытается проявлять благородство и героизм, но многие пассажиры впадают в первобытное состояние и расталкивают женщин и детей на пути к спасению. Вскоре лайнер разламывается на две части и идет ко дну. Спаслось, как известно, 712 человек. Из почти полутора тысяч!

Чудовищная история, которая моментальна заняла все полосы свежих европейских газет. В том числе и в Петербурге. Одну из таких газет читает знаменитый русский поэт Александр Блок. Она попадается ему на глаза не сразу, а спустя два дня после трагического происшествия.

Иногда литературоведы недоумевают, как он за эти два дня умудрился ни от кого не услышать о «Титанике», но тут на самом деле ничего странного нет. Блок в этот период писал много и быстро, иногда по несколько стихотворений в день. Неудивительно, что он временами полностью выпадал из реальности.

Но вернемся к газете и новостях о грандиозном кораблекрушении. Узнав об этом, Блок, конечно, впечатлен. Но впечатлен по-своему, на особый лад. Назавтра в дневник он заносит следующее:

«Эти дни: «Гамлет» в Художественном театре (плохо). Письмо от Н. Н. Скворцовой, боюсь за нее. Вчера в «Тропинке» с мамой. Гибель Titanic’a, вчера обрадовавшая меня несказанно (есть еще океан). Бесконечно пусто и тяжело».

Итак, Блок несказанно обрадовался крушению пассажирского судна, а в качестве объяснения своим чувствам написал: есть еще океан. Объяснил? В общем-то, да.

В отличие от акмеистов, которые венцом мироздания видели человека, подчиняющего и упорядочивающего весь мир (мы адамисты, даем имена всем вещам!), он как истинный символист болезненно воспринимал расцвет механистической цивилизации. В гибели «Титаника» Блок увидел подтверждение тому, что стихия все-таки неподвластна человеку, непостижима и непредсказуема.

А люди? Теоретизировать можно сколько угодно, но на борту было полторы тысячи человек и больше половины из них не вернулись из этого злосчастного рейса. Пошли на дно морское вместе со всеми своими надеждами и мечтами.

Неужели гибель сотен людей никакого отклика у него не вызвала, кроме радостного изумления? Как минимум, в конце есть еще приписка: «Бесконечно пусто и тяжело». Ее, кстати, очень часто опускают при цитировании этой фразы Блока. Но искупает ли она предшествующую сентенцию?

В общем, ждем в комментариях вашего мнения об этой записи в дневнике.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.