В последнее время появилась весьма неприятная, но очень цепкая мода предъявлять повышенные претензии сказочным героям и героиням. Мол, нечего детям читать всякие вредные истории про Золушку. Они их учат плохому.

И про Красную Шапочку читать не надо. Что это за бред – мать отпускает родное дитя в одиночку идти через лес, где орудует известный маньяк-рецидивист по кличке Серый Волк! Она, видите ли, предупредила, чтобы дочка с ним не общалась, и умыла руки. Камнями такую мать закидать мало!

А что за аморальщина творится в сказке “Каша из топора”? Зашел солдат в гости и обманом разорил бабку, которая приютила его. Между прочим, она вообще не обязана была дверь открывать. И денег даже за ночлег не взяла. Так этот проходимец, вместо благодарности, зубы ей заговорил и развел на дополнительное угощение.

Настеньку из сказки “Морозко” совсем заклевали, а наглую бездельницу Марфушеньку-душеньку вознесли до небес – вот, мол, образец современной практичной женщины!

Все эти нелепости возникают по одной-единственной причине. Их авторы пытаются читать сказки так, как они читают художественную литературу. То есть ищут у героев мотивацию, строят психологический портрет личности, пытаются к ним относиться, как к бабе Вале и дяде Паше из соседнего подъезда.

Проблема в том, что при перенесении сказок в нашу систему координат, все сюжеты начинают разваливаться, а все персонажи кажутся кривобокими и косоглазыми. Потому что они не по нашим правилам и понятиям действуют.

Что касается морали… О, это самое интересное! Ее в сказках нет и быть не может. Сказки вообще аморальны по своей природе (за исключением самых простых, которые по сути представляют собой прозаические басни). И это не ужас-ужас, а совершенно нормально и правильно.

Все дело в том, что сказочные сюжеты в основе своей складывались в такой страшной древности, что практически никаких привычных нам общественных отношений еще не существовало. А вернее, они возникли именно на сломе разных типов общества как раз в качестве реакции на этот слом.

К примеру, возьмем известную европейскую сказку “Ослиная шкура”. Помните, с чего она начинается? Король дал умирающей жене слово жениться повторно только на той, кто будет красивее ее. Красивее оказалась королевская дочь, после чего папаша, хоть и без особого восторга, но дал повеление готовиться к свадьбе. Дочь надевает ослиную шкуру и бежит из дворца.

По нашим меркам – полная аморальщина. Но в сказочном мире, который является отражением реального, но очень древнего, такая история вполне допустима. Потому что сказка прекрасно помнит – в древних обществах действительно был обычай женитьбы вождей и монархов на своих кровных родственницах. Вплоть до родных сестер и дочерей. Чтобы не разбавлять сакральную кровь.

Сказки аморальны по своей сути. И это правильно

Самые известные монархи, которые практиковали подобные браки, это египетские фараоны. Но они не были единственными. Поспрашивайте у историков и этнографов – вам приведут немало других примеров.

И практически все остальные моменты, которые для современного глаза кажутся аморальными, на самом деле имеют глубокие корни в древних традициях. Сказки – это живые машины времени, которые доносят до нас сведения о реальной повседневности наших далеких предков, об их ритуалах и верованиях.

Сказки не учат. Такую задачу им попытались вменить относительно недавно – во времена классических европейских просветителей, которые переписывали сказочные сюжеты на свой лад, вшивая в них некую мораль. Изначально сказки были нужны, чтобы сохранить память, связать поколения. И они с этим прекрасно справлялись веками. Пока до них не добрались современные моралисты и “отменятели”.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.