Ее называли прототипом капитанской дочки из одноименной повести Пушкина. И вполне может быть, что так оно и есть. По крайней мере, в истории ее жизни есть определенное сходство с судьбой Маши Мироновой.

Вообще, печально, конечно, что мы разбрасываемся своими героями и героинями. Вы слышали что-нибудь о Параше Сибирячке? Когда-то о ней говорила вся Россия. И не только Россия, кстати. В Европе ее имя тоже гремело. А сейчас о ней только литературоведы что-нибудь вспомнят. И то — далеко не каждый.

Звали ее Прасковьей. Фамилия Луполова. В 1803 году девятнадцатилетняя девушка вышла из сибирского города Ишима в дальний путь. Одна, пешком, практически без денег. Один-единственный рубль у нее был про запас. А идти предстояло аж до самого Петербурга!

Отец Параши был отставным прапорщиком, которого пять лет назад отправили в ссылку по обвинению в конокрадстве. Вернее, в укрывательстве конокрадов и похищенных им лошадей. Григория Луполова сослали в Сибирь, а его жена и дочь отправились туда вместе с ним.

Когда до Ишима дошли слухи о том, что на престоле теперь молодой царь Александр I, который пообещал править справедливо и милосердно, Параша решила, что должна лично попросить его о помощи. Она собралась в путь, ей выписали паспорт из Тобольска. В паспорте этом дочь прапорщика была по ошибке названа… капитанской дочкой.

Как она умудрилась дойти — это просто чудо. Путешествие было крайне опасным. Не раз она едва не погибла. Но все кончилось хорошо. Год спустя Параша уже входила в стольный град Петербург.

К этому моменту о ней уже знали, ее уже ждали. Княгини Трубецкая, Голицына и Юсупова помогли ей добиться аудиенции. Не у царя, нет, но у его жены — императрицы Елизаветы Алексеевны. Встретилась Параша и со вдовствующей императрицей Марией Федоровной.

Конечно, после такой нашумевшей истории Александр I не смог остаться равнодушным. По его приказу прапорщик Луполов был помилован и смог вернуться из ссылки.

Все это широко освещалось в прессе. Про Парашу Луполову говорили в салонах, ее нравственным подвигом восхищались. А уже через два года во Франции вышел роман известной тогда писательницы Софи Коттен под названием «Елизавета Л., или Ссыльные в Сибири». Под именем Елизаветы Л. была выведена Прасковья Луполова.

В 1825 году на свет появился еще один французский роман на ту же тему — «Юная сибирячка». Его автором был граф Ксавье де Местр. Почему-то французов в ту эпоху очень привлекали сюжеты из русской истории, связанные с Сибирью.

Литературоведы говорят, что именно книга де Местра могла повлиять на Пушкина и подсказать ему тему для повести «Капитанская дочка». Во всяком случае, образ героини весьма схож с образом Маши Мироновой.

В 1840 году в Александринском театре была поставлена пьеса Николая Полевого «Параша-Сибирячка». И в том же году по ее мотивам Дмитрий Струйский сочинил одноименную оперу.

Кстати, это была уже не первая опера о Прасковье. Еще в 1827 году итальянский композитор Гаэтано Доницетти представил в Неаполе оперу «Восемь месяцев за два часа, или Ссыльные в Сибири». Она имела огромный успех в Европе. Опера эта в свою очередь основывалась на пьесе Рене-Шарля Гильбера де Пиксерекура под названием «Девушка в ссылке, или Восемь месяцев за два часа».

Как видите, слава Параши-Сибирячки была велика повсеместна. Тем удивительнее ее практически полное забвение в современной России. Только в 2004 году в Ишиме появился памятник отважной девушке с подписью: «Прасковье Луполовой, явившей миру подвиг дочерней любви».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.