Россию поднял на дыбы наш царь-плотник стремительно, мощно и сразу во всех сферах. Чаще всего в центре внимания оказываются экономика, промышленность, политика, военная наука и мореходство. Но огромное влияние петровские преобразования оказали и на сам русский язык.

Собственно в истории русского языка есть только три периода, когда столь бурным потоком в него вливались иностранные слова.

Во-первых, это время после христианизации руси, когда в язык вошла масса заимствований из греческого языка, причем далеко не всегда относящихся именно к религиозной тематике.

Во-вторых, это петровская эпоха, о которой мы сейчас поговорим подробнее.

И в-третьих, это постсоветский период, отметившийся лавиной англицизмов, прописавшихся в нашей речи и легок вытеснивших большое количество не только собственно русских слов, но и предыдущих заимствований из французского или немецкого.

Были и другие волны. Те же французские заимствования в конце XVIII века, например. Но там масштабы были куда более скромные.

Ну да ладно, вернемся ко временам Петра Великого. В окно, которое он прорубил, хлынула масса голландских, английских и немецких слов, которые либо обозначали новые для России предметы и явления, либо очень агрессивно вытесняли старые понятия.

Механизм такого вытеснения был прост — сам Петр и высшее дворянство, подражавшее и угождавшее ему, пользовались чужими словечками для того, чтобы подчеркнуть разницу между новым и старым временем. Шпрехать на адской русско-англо—голландско-немецкой смеси было модно и прогрессивно, как сказали бы сейчас.

Многое из заимствованного удержалось в нашем языке и по-прежнему активно используется. В большей части речь идет о корабельной и военной тематике. Но не только. Слово «зонтик», например, было позаимствовано именно тогда. А еще фляжка, тариф, контора, акт и т.д.

Но целая масса терминов все-таки отсеялась спустя несколько десятилетия. Схлынула, как мутная пена. Приведем примеры:

негоциация (переговоры), окорд (договор), малконент (недовольный), алярм (тревога), десператный (отчаянный), кампамент (лагерь), каруца (повозка), претекот (повод), ретирация (отступление), экзерциция (упражнение), конфиденция (доверительная беседа), инвитация (приглашение), шталт (образец), эстима (почтение)…

И эта лишь малая часть. Лингвисты, проведя подсчеты, вообще пришли к выводу, что большинство из заимствований петровской эпохи в русском языке не смогло закрепиться. Даже несмотря на режим наибольшего благоприятствования, предоставленный им.

О чем это говорит? О том, что на море разливанное англицизмов, в котором мы тонем сейчас, хорошо бы взглянуть лет через сто. Очевидно, что множество их точно так же отсеется со временем.

Язык не гибнет и не погибнет, у него есть свои механизмы самоочищения и эволюции. Хотя, конечно, помогать этим механизмам работать — тоже важная задача, которую неплохо бы ставить перед собой публичным персонам.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.