Самое зримое отличие современной русской орфографии от дореволюционной – это отсутствие вездесущей буквы Ъ в конце слов. Или ера, как ее называли раньше. Были и другие изменения – например, пропали яти. Но все же именно исчезновение конечных еров кардинально изменило сам облик письменного текста.

Напомним, что ставились еры на конце слова после согласной буквы. И это было наследием древнерусского правила, согласно которому все слоги должны были быть открытыми, то есть заканчиваться гласным. Ер как раз и был гласным, только очень кратким.

Правило давным-давно отмерло, но переписчики, а потом и авторы текстов упорно не хотели отказываться от привычных еров. Помимо всего прочего, они еще и помогали определять, где заканчивается одно слово и начинается другое. Ведь пробелов в старину не делали.

Ну а когда появились пробелы, еры просто сохранялись как устойчивая традиция. Настолько устойчивая, что даже знаменитая петровская реформа алфавита в начале XVIII века, избавившая русский язык от целого ряда бесполезных букв (типа “пси” или “омега”), на еры не покусилась.

Однако мало кто сейчас знает, что весь восемнадцатый век по поводу конечного ера велись ожесточенные споры. Смысла в нем тогда было не больше, чем сейчас, а потому желание сократить эту букву возникало у многих. Ладно, не у многих, а у некоторых, так будет точнее. Но эти некоторые занимали высокие должности и пытались довести до конца петровскую реформу.

От буквы Ъ в конце слов пытались избавиться еще при Екатерине. Забытый эксперимент

Известно, что историк Василий Татищев еще в 1730-е годы в письме своему тезке Василию Тредиаковскому предлагал отказаться от буквы Ъ в конце слов. Тредиаковский его аргументы услышал и в 1748 году в своем “Разговоре об орфографии” тоже поднял эту тему, предлагая, однако, не упразднить эту букву совсем, а заменить ее каким-нибудь другим знаком. Апострофом, например.

Еще через двадцать лет, в 1768 году, профессор Московского университета Антон Барсов в “Кратких примечаниях о правописании” снова повторяет мысль об избыточности ера. В итоге в 1770-е годы дело дошло до бурного обсуждения проблемы этой буквы на заседаниях Вольного российского собрания при Московском университете. Но результата не было, потому что мнения разошлись.

А в 1781 году ежемесячный журнал “Академические известия”, который выпускался Академией наук, провел любопытный эксперимент. Один из его разделов начал специально печатать тексты без конечного ера. Журнал готовил лично директор Академии Сергей Домашнев, и это была его идея – показать читателям, что в таком виде статьи выглядят намного лаконичнее.

“Победа в полемике осталась за сторонниками буквы Ъ. Журнал “Академические известия” прекратился в том же 1781 году, когда в нем был предпринят орфографический эксперимент, на июльском номере. В конфликте академиков с Домашневым Екатерина II встала на сторону академиков. В декабре 1782 года Домашнев был отправлен в отпуск, а в январе 1783 года пост директора Петербургской Академии наук заняла Е.Р. Дашкова”, – пишет в своей работе “Споры о букве Ъ в XVIII веке” доктор филологических наук Лев Трахтенберг.

Это не значит, что попытки отказаться от конечного ера совсем прекратились. Нет, вплоть до самой реформы 1918 года они периодически предпринимались. По крайней мере, обсуждение этого вопроса шло тихой сапой. Но традиция была слишком сильна. До поры до времени.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.