В начале XX века имя Лидии Чарской знала вся читающая публика. Она была властительницей дум, кумиром гимназисток и институток, любимым автором всей молодежи. Из современников — уж точно! В 1911 году статистика по всем библиотекам Российской империи свидетельствовала: в тройке самых востребованных авторов — Гоголь, Пушкин и Чарская.

То есть два классика, сошедших в могилу на тот момент более полувека назад, и единственная современница — молодая актриса, вдова с маленьким ребенком на руках, дочь военного инженера Лидия Воронова, известная всей стране под псевдонимом Чарская.

Прославила ее первая же повесть «Записки институтки», которую она написала отчасти вынужденно — чтобы заработать хоть какие-то деньги. В основу книги легли школьные дневники самой Лидии, то есть повесть во многом автобиографична.

«Записки институтки» стали сенсацией — их передавали из рук в руки, книг было просто не достать. Подкупала искренность подачи, эмоциональность, романтизм и благородство. Чарская позже писала, что главной своей целью она видела воспитание нравственности, формирование души ребенка.

При этом ей удавалось не скатиться в морализаторство, а писать просто и увлекательно. Серьезная литература к ней всегда относилась с неким пренебрежением, ее произведения считались бульварным чтивом, а после Революции к этому добавились еще и весьма опасные обвинения в мещанстве.

После 1917 года писательницу практически перестали публиковать. Но с ее популярностью бороться было очень трудно. Спустя 10-15 лет уже советские дети все еще читали Чарскую, а библиотекарей за это пропесочивали на собраниях.

В 30-е годы Самуил Маршак замечал:

— «Убить» Чарскую, несмотря на ее мнимую хрупкость и воздушность, было не так-то легко. Ведь она и до сих пор продолжает, как это показала в своей статье писательница Елена Данько, жить в детской среде, хотя и на подпольном положении. Но революция нанесла ей сокрушительный удар. Одновременно с институтскими повестями исчезли с лица нашей земли и святочные рассказы, и слащавые стихи, приуроченные к праздникам.

Чарская не эмигрировала, она приняла Октябрьскую революцию и продолжала жить в Петрограде, который чуть позже был переименован в Ленинград. Писательница вела очень скромный образ жизни, средств практически ни на что не хватало. К ней приходили, помогали ей убираться в квартире, приносили подарки ее соседи — мальчишки и девчонки.

Скончалась она в 1937 году, похоронена была на Смоленском кладбище в Ленинграде. После Великой Отечественной войны Советской власти, наконец, удалось задвинуть ее произведения на самые дальние полки. Имя Чарской было почти забыто, разве что упоминалось в критических статьях о литературе Серебряного века как символ мещанства и бульварного чтива.

В 1980-е годы писательницу вновь стали издавать. Сейчас с ее произведениями можно спокойно ознакомиться, но былой популярности она уже не вернула. Процент тех, кто еще что-то слышал о Чарской, а тем более читал ее, очень мал.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.