Стихи о том, что все пройдет, «как с белых яблонь дым», справедливо считаются одними из самых лиричных произведений Сергея Есенина. Написаны они были в 1921 году и посвящены старшему товарищу поэта — Сергею Клычкову. Правда, потом это посвящение Есенин убрал.

Давайте мы вам сразу процитируем хотя бы первые три строфы этого шедевра, чтобы вы могли проникнуться его настроением:

Не жалею, не зову, не плачу,
Все пройдет, как с белых яблонь дым.
Увяданья золотом охваченный,
Я не буду больше молодым.

Ты теперь не так уж будешь биться,
Сердце, тронутое холодком,
И страна березового ситца
Не заманит шляться босиком.

Дух бродяжий! ты все реже, реже
Расшевеливаешь пламень уст
О, моя утраченная свежесть,
Буйство глаз и половодье чувств!

Совершенно есенинские образы, правда? Интонация, подбор слов, ритм, смысл… Так почему же сам Есенин, когда при нем начинали рассыпать восторги по поводу этих строк, скромно говорил: это, мол все Гоголь? Чтобы пресечь недоверчивое хмыканье, сразу приведем вам его буквальные слова: «Вот меня хвалят за эти стихи, а не знают, что это не я, а Гоголь».

Фразу эту цитирует в своих воспоминаниях его вдова — Софья Андреевна Толстая-Есенина. Сомневаться в ее словах повода нет. Значит, надо признать, что с этими стихами и впрямь каким-то образом связан Гоголь.

Впрочем, гадать не нужно, литературоведы уже точно определили, с какой фрагмент из творчества Николая Васильевича навеял Есенину стихотворение «Не жалею, не зову, не плачу».

Это самое начало шестой главы «Мертвых душ», где автор в длинном лирическом отступлении рассуждает о том, какое волшебное и поэтическое чувство нисходило на него прежде, когда он подъезжал к какой-нибудь деревушке. И о том, как все померкло ныне:

«Теперь равнодушно подъезжаю ко всякой незнакомой деревне и равнодушно гляжу на ее пошлую наружность; моему охлажденному взору неприютно, мне не смешно, и то, что пробудило бы в прежние годы живое движенье в лице, смех и немолчные речи, то скользит теперь мимо, и безучастное молчание хранят мои недвижные уста. О моя юность! о моя свежесть!»

Схожее настроение, не так ли? Когда вчитываешься в эти строки, то Гоголь и Есенин совсем перестают казаться людьми из разных миров. И становится ясно видно, что оба они стоят на одной и той же почве — два гения русской литературы.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.