Легенды об оборотнях есть у всех народов, это древние представления о том, что человек может превратиться в животное и наоборот. Грань между человеком и зверем была достаточной тонкой. Практически у всех народов есть мифы о животных-первопредках, т.е. оборотнях.

Чтобы выживать в природе, древнему человеку нужно было многое уметь, но по физическим параметрам люди всегда были слабее крупных хищников. Вот если бы иметь когти тигра, силу льва, зубы волка… Многих сильных животных обожествляли, им поклонялись. А умение превратиться в могучее животное ценилось больше всего.

По древним легендам такие умельцы встречались среди великих воинов, шаманов или колдунов. Вспомним легенду о Всеславе Чародее или атамане Сирко.

Но кроме зависти и восхищения оборотни вызывали и страх. Попробуй одолей существо, которое обладает силой зверя и разумом человека!

Оборотни в литературе

Из устных народных сказок, мифов и легенд оборотни давно перекочевали в литературные произведения. Христианская мораль, без всяких скидок, относила оборотней к демоническим существам. Поэтому в европейской литературе их всегда и описывали как ужасных, кровожадных существ, которых при первой же возможности необходимо уничтожить.

Граф Дракула с легкой руки Брэма Стокера стал одним из первых и самых известных литературных оборотней. Он был не только вампиром, но и «по совместительству» оборотнем, мог превращаться в летучую мышь. Впоследствии и другим вампирам приписали эту же способность.

У Гоголя в повести «Вий» мы встречаем страшную ведьму-панночку, которая то становится старухой, то молодой красавицей, то превращается в скирду сена. В «Майской ночи» действует такая же ведьма, умеющая превращаться в дьявольскую кошку с железными когтями.

Из фольклора в литературу пришло народное представление о том, что если убить или покалечить оборотня в животном виде, то все увечья можно увидеть на нем, когда он станет человеком.

«Настала ночь: ушел сотник с молодою женою в свою опочивальню; заперлась и белая панночка в своей светлице. Горько сделалось ей; стала плакать. Глядит: страшная черная кошка крадется к ней; шерсть на ней горит, и железные когти стучат по полу. В испуге вскочила она на лавку, — кошка за нею. Перепрыгнула на лежанку, — кошка и туда, и вдруг бросилась к ней на шею и душит её. С криком оторвавши от себя, кинула её на пол; опять крадётся страшная кошка. Тоска её взяла. На стене висела отцовская сабля. Схватила её и бряк по полу — лапа с железными когтями отскочила, и кошка с визгом пропала в тёмном углу. Целый день не выходила из светлицы своей молодая жена; на третий день вышла с перевязанною рукой. Угадала бедная панночка, что мачеха её ведьма и что она ей перерубила руку».

Страшный оборотень-медведь фигурирует в повести Проспера Мериме «Локис».

Но со временем жуткие образы вампиров и оборотней подверглись существенному изменению. Они, что называется, «подобрели» и из ужасных чудовищ превратились в интересных и даже обаятельных персонажей.

Литературные оборотни

Вампиры из «Сумерек», например, вполне себе приятные люди. Оборотень Римус Люпин из «Гарри Поттера» — вовсе не ужасное чудовище из старых сказок. Собственно, он вообще жертва укуса и становится чудищем невольно. Его не бояться надо, а пожалеть и полечить.

У Роулинг есть и другой вид оборотней – анимаги. Такие волшебники становятся животными по собственному желанию. И, в общем, никому не причиняют вреда.

Елена Жаворонкова, специально для сайта «Литинтерес»

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.