Катастрофа, произошедшая с «Титаником» в ночь на 14 апреля 1912 года, имела множество последствий. И для людских судеб, и для мирового кораблестроения, и для литературы с кинематографом.

Было у нее и еще одно совершенно неожиданное следствие — ссора двух крупнейших британских авторов своего времени. Речь идет об Артуре Конан Дойле и Бернарде Шоу.

Что послужило поводом для нее?

В момент крушения лайнера на его борту находился 2201 человек. Спастись сумели лишь 711. Все шлюпки были переполнены, разыгрывались страшные сцены — пассажиры дрались за места, лезли по головам. Мужчины, отчаянно работая локтями, занимали места первыми, не обращая внимания на женщин. И так далее. Спустя сто лет мы все эти подробности знаем очень хорошо, поскольку описаны и воспроизведены они многократно.

А вот сразу после гибели «Титаника» читателям газет рисовались совершенно другие картины. В очень пафосных заметках описывалось, как благородные джентльмены сохраняли полное спокойствие, уступали места дамам и проявляли массовый героизм. А главный герой, несомненно, отважный капитан судна.

Первым в этом усомнился Бернард Шоу. Он написал в редакцию «Дейли Ньюз энд Лидер» открытое письмо, где разгромил эту версию событий в пух и прах. Писатель доказывал, что именно капитан погубил «Титаник» своей халатностью и неграмотными действиями.

Он рассказал о нелицеприятных подробностях, которые газеты предпочли не печатать: про всеобщую панику, охватившую пассажиров; про лодки, почему-то забитые мужчинами, а не женщинами; про то, как счастливчики, которым повезло попасть в шлюпки, не желали разделить их с теми, кто отчаянно цеплялся за борта.

После публикации этого письма ответную отповедь Бернарду Шоу взялся написать сам автор «Шерлока Холмса».

«Это жалкое зрелище, видеть человека столь несомненной гениальности, который использует свой дар для того, чтобы искажать и порицать его собственный народ», — возмущался Конан Дойл.

Будущий автор «Пигмалиона», записной острослов Бернард Шоу в долгу не остался, и завязалась бурная полемика, в ходе которой собеседники едва не дошли до прямых оскорблений друг друга.

Самое интересное, что до этого Шоу и Конан Дойл были очень близки, хорошо общались. Их, пожалуй, можно было назвать даже друзьями.

— Его вспышка по поводу катастрофы «Титаника» не оставила следа в наших личных отношениях, — вспоминал позднее Бернард Шоу.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *