Сто лет назад в мировой литературе царила настоящая буря. Пришло время молодых наглецов и дерзких новаторов, которые решили перевернуть все вверх дном. Развинтить до последнего шурупа все классическое здание, которое было выстроено их предшественниками. И вообще — всех этих предшественников скинуть «с корабля современности». Ну вы в курсе.

Это не в одной только России футуристы изобретали новую литературу и новое искусство. Это была общеевропейская тенденция. Главными застрельщиками были итальянцы, русские оказались талантливыми продолжателями. А еще блистали французы.

В годы мировой войны в нейтральной Швейцарии собрался целый кружок модернистов, которые искали новые способы выражения себя в искусстве. И даже больше — новые способы создания искусства. В том числе и поэзии.

Казалось бы, что нового можно придумать в стихах, если даже верлибр к тому моменту уже не казался диковинкой, а был вполне освоен и разработан. Но Тристан Тцара и его приятели нашли выход.

Они объявили, что логика и разум потерпели сокрушительный крах, доведя мир до военной бойни. Поэтому на сцену нужно вывести подлинное искусство, которое может быть только бессознательным. Оно чисто и свободно от человеческих предрассудков, а потому имеет наивысшую ценность.

Так возник дадаизм — новое течение в искусстве, главным творческим методом которого является бессмыслица. Само слово «дада», выбранное Тристаном Тцара в качестве самоназвания, подразумевало полное отсутствие какого-либо смысла или подтекста.

Дадаисты. Тристан Тцара - крайний слева

Решение было гениальным. Давайте мы вам приведем его собственное описание процесса стихосложения по-дадаистски:

Надо взять газету.
Надо взять ножницы.
Потом выбрать из этой газеты статью такой длины, из которой вы хотите сделать ваше стихотворение.
Вырезать статью.
Далее аккуратно вырежьте каждое из слов, составляющих эту статью и положить их в сумку.
Осторожно встряхните.
Затем выньте каждое слово одно за другим.
Копируйте добросовестно в том порядке, в котором оставили сумку.
Поэма будет похожа на вас.
И есть ты — бесконечно оригинальное автор очаровательной чувственности, хотя непонятый пошлым стадом.

Как вам рецепт? Разумеется, пользоваться им можно только в том случае, если вы истинный дадаист, целиком и полностью разделяющий этот подход к искусству.

К сожалению, иногда складывается ощущение, что этот метод зачем-то берут на вооружение некоторые поэты, отнюдь не являющиеся горячими поклонниками полной бессмыслицы во всем. И даже наоборот, уверяющие, что их произведения полны глубокого смысла.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.