В 1811 году открылся Императорский Царскосельский лицей. Туда было принято ровно 30 дворянских детей, из которых самым известным, конечно, стал в итоге Александр Пушкин. Однако первый выпуск насчитывал только 29 лицеистов. Куда же подевался еще один?

Об этом рассказывают нечасто, потому что случай вопиющий и не очень красивый. В 1813 году один из лицеистов, однокашник Пушкина, был отчислен за дурное поведение. Звали его Константином Гурьевым.

Изначально он находился под покровительством самого великого князя Константина Павловича, брата императора. Более того, великий князь даже был его крестным отцом.

«С хорошими дарованиями, боек, смел, чрезвычайно пылок, беглого ума, услужлив; но при малейшем поводе суров, вспыльчив, сердит, дерзок и нескромен; однако же, признается в своих ошибках с чувствительностью, изъявляющею желание быть лучшим. Нрав его умягчается и образуется, не теряя, однако же, свойственного ему военного характера. Соревнование, желание отличаться и честолюбие поощрили его к прилежанию, так что он начинает любить учение», — такой отзыв о нем оставил лицейский инспектор М. Пилецкий в своей ведомости, куда заносил сведения обо всех учениках.

Собственно эта ведомость и стала причиной исключения Константина Гурьева. Дело в том, что он стащил ее из шкафчика и в присутствии Горчаков, Пушкина, Дельвига и ряда других лицеистов стал зачитывать фрагменты оттуда. Его товарищи возмутились, но тут в комнату зашел Василий Малиновский — директор Лицея.

Был скандал. Гурьева посадили в карцер, после чего в Лицей срочно приехала его мать. К этому моменту уже было решено исключить юношу. Формулировка была следующая: «За дурное поведение».

Единственный однокашник Пушкина, выгнанный из Лицея

Тут, кстати, есть одно странное разногласие. Русский и советский историк Викентий Вересаев написал в своей работе о Лицее, что Гурьева исключили за «греческие вкусы», то есть за… хм… амурную склонность к своему полу, кою он якобы практиковал с товарищами.

Эта версия сейчас активно гуляет по интернету, причем в число увлечений Гурьева уже широким записывают и самого Пушкина. Однако в конечном счете все эти слухи сводятся к пересказу Вересаева. Откуда это взял сам Вересаев, нам узнать не удалось. Если кто-то в курсе, напишите в комментариях.

Мы же, пока нет иных доказательств, будем придерживаться классической версии — исключение за воровство ведомости Пилецкого и огласку его записей о лицеистах.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.