Помните крыловскую басню «Демьянова уха», герой которой слишком усердно потчевал наваристым рыбным супом своего соседа Фоку? Это, конечно, метафора, но какая сочная и живая! Крылов знал толк в гастрономии и любил подольше посидеть за столом. Правда, желательно, чтобы в тарелках блюда все время менялись. Одна уха и впрямь не вариант.

О том, с каким аппетитом Иван Андреевич поглощал любые яства в чудовищных количествах, писали практически все современники, которые хоть как-то упомянули его в своих воспоминаниях. Приведем вам для примера описание одного из званых обедов, которое оставила потомкам Надежда Еропкина, лично знавшая многих мэтров тогдашней русской литературы.

«Во-первых, нужно было пригласить подходящую компанию; во-вторых, готовить обед в тройном или четвертом количестве. Аппетит у Крылова был чудовищный, болезненный. Меню составлялось из самых тяжелых, сытных кушаний. Обедали тогда рано, в 5 часов. Крылов аккуратно появлялся в половине пятого».

Тут следует сделать пояснение. Обедом, а тем более званым, тогда называлось то, что у нас сейчас считается ужином.

В ожидании начала трапезы Крылов развлекал собравшихся своими баснями. Особенно он любил почитать, разумеется, «Демьянову уху».

И вот торжественно вносили первое блюдо. Еропкина подробно описывает, что подавали на стол в последний раз, когда Крылов был у них в гостях.

  • Уха. Крылов съел три тарелки.
  • Расстегаи. Крылов съел глубокую тарелку, а потом добрал еще расстегаев с общего блюда.
  • Телячьи отбивные котлеты — каждая еле умещалась на тарелке («и половины не осилишь»). Крылов съел четыре штуки.
  • Жареная индейка. Ее, видимо, ели все гости, хотя это не уточняется.
  • Десерт. На десерт подавали всякие фрукты, ягоды, овощи.

«И вот появились нежинские огурчики, брусника, морошка, сливы… — «Моченое царство, Нептуново царство!» — искренно радовался Крылов, как вишни проглатывая огромные антоновки».

  • Специально для Крылова приготовили и подали еще одно блюдо — пирог с трюфелями и гусиной печенью.
  • Квас.

«Водки и вина пил он не много, но сильно налегал на квас. Когда обед кончился, то около места Ивана Андреевича на полу валялись бумажки и косточки от котлет, которые или мешали ему работать, или нарочно из скромности направлялись им под стол».

Потом еще часов в девять устраивали чаепитие, после которого Иван Андреевич обычно отправлялся в спальню.

Часто пишут, что наш великий баснописец так любил плотно поесть, что и умер-то от переедания. Но это миф. На самом деле Крылова свело в могилу двустороннее воспаление легких.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *